Мамы большого города > Интервью > Дана Бар: «За каждой чудо-мамой стоит чудо-муж»

31.08.2016

Дана Бар: «За каждой чудо-мамой стоит чудо-муж»

citymoms.ru

Пишем о том, что интересно и важно для сознательных родителей (особенно мам). Естественное родительство, ЗОЖ, психология, интервью с успешными мамами. Подписка на дайджест самого интересного за неделю — внизу статьи.


фото из архива Даны Бар

фото из архива Даны Бар

Дана Бар — многодетная мама, выбравшая для трех своих детей домашнее обучение, доула и творческий человек (она ведет блог QuietDomestiCity.com, где рассказывает о буднях своей семьи). Делать интервью с Даной — одно удовольствие, и мы могли бы говорить бесконечно, но усилием воли сумели ограничиться тремя страницами, на которых постарались уместить самое главное: о естественном родительстве и хоумскулерах, ответственности и сознательном выборе, семейных традициях и методах воспитания.

 

Коротко о себе в цифрах и фактах

 

Меня зовут Дана, мне 39 лет, я замужем, и у нас с мужем трое детей. Старшему сыну 10 лет, средней дочке пять лет, а младшенькой два года. Все дети дома, сын заканчивает четвертый класс нашей семейной школы (хоумскулинг). Мы живем в Канаде, в провинции Онтарио, в пригороде Торонто. По профессии я графический дизайнер и иллюстратор, также имею степени бакалавра и магистра в маркетинговых коммуникациях, но после третьих родов поняла, что не могу больше игнорировать зов души и хочу начать работать с беременными и поддерживать женщин в родах. Параллельно решила пойти учиться на медсестру-акушерку, сейчас добираю недостающие курсы, а пока изредка беру фриланс-проекты по графике и подрабатываю доулой. Мне нравятся идеи самообеспечения, добровольной простоты и минимализма, сдержанности в потреблении и в быту, экологичного существования. В таком же духе пытаюсь воспитывать и детей.

 

фото из архива Даны Бар

фото из архива Даны Бар

В чем именно проявлялся твой «зов души»? Почему именно доула? Расскажи подробнее об этой профессии.

 

Доула — это женщина, которая оказывает психологическую, эмоциональную, физическую и информационную поддержку мамам во время беременности, в родах и после них. На самом деле разновидностей доул очень много. Меня, например, на данном этапе больше всего интересует работа доулы в родах и помощь новоиспеченным мамам в роли послеродовой доулы.

 

Я не даю советов, не говорю, что делать, и не решаю за женщину, я помогаю ей посмотреть в «раскрытые карты» и поддерживаю ее в процессе принятия самостоятельного решения, а когда решение принято, не подвергаю его сомнению, даже если это не то, что выбрала бы я. В общем и целом цель доулы — дать женщине услышать себя, разобраться в своих желаниях и громко о них заявить. То есть доула не довлеет сверху, а находится как бы на той же параллели, что и женщина: слушает, принимает, верит.

 

После рождения третьего малыша что-то во мне щелкнуло, вспыхнуло и перемкнуло, и, несмотря на годы работы из дома, наедине с собой, мне неожиданно для самой себя захотелось работать с людьми, и не просто с людьми, а с теми, вокруг которых аура чуда, исходящая от растущей в их утробе новой жизни. Касаться этого чуда, наблюдать за ним, принимать участие в его свершении и особенно помогать ему свершиться так, как было задумано Создателем, мне кажется одновременно высокой привилегией и актом служения, которые я хотела бы сделать частью своей жизни.

 

Близки ли тебе тезисы естественного родительства? И что вообще это значит твоем личном контексте?

 

Со стороны мы, наверное, кажемся классическими адептами естественного родительства: слинги, долгокормление, совместный сон, высаживание и тряпичные подгузники, травки-микстуры, домашнее образование… Однако я боюсь ярлыков и изо всех сил стараюсь держаться от них подальше, потому что считаю, что жизнь гораздо сложнее, чем набор ключевых признаков, по которым мы друг друга классифицируем.

 

Мне кажется, что стремление относить себя к той или иной группе часто лишает нас гибкости и приводит к тому, что наша собственная интуиция неизбежно отходит на задний план. Мы начинаем полагаться на негласные законы группы, к которой нам нравится себя приписывать, и в итоге спрашиваем себя не о том, как лучше поступить с учетом ситуации, а как мы должны поступить с учетом выбранной нами принадлежности. А правда в том, что все люди — и большие, и маленькие — очень разные, и хотя в каких-то кардинальных вопросах наши потребности похожи, мы все очень отличаемся в мелочах. Собственно, вышесказанным я и сформулировала свое видение естественного родительства. Для меня это прежде всего способность слушать и слышать себя и ребенка, нашего конкретного ребенка.

 

Например, всем малышам нужны близость и тепло мамы, но средства удовлетворения этой потребности могут быть разными. Я мечтала носить сына в слинге, но оказалось, что он мечтал совсем о другом. Он боролся со мной, а я боролась с ним, пока не поняла, что борьба эта идет не за «лучшее», а за принцип, и попыталась прислушаться и понять, чего же все-таки хочет он. Как только мы начали пользоваться коляской, в доме наступил мир, и, хотя я и винила свою неопытность, где-то в глубине души начала подозревать, что в родительстве редко удается следовать готовым рецептам. А дочка полюбила слинг всей душой, и я уж было подумала, что все поняла и во всем разобралась, пока не родился наш третий ребенок, девочка, которая не хотела быть ни в слинге, ни в коляске и все делала только тогда и так, как хотелось ей. Сейчас я уже ничего не загадываю. Родительство — это лучший способ борьбы с собственной гордыней, и с каждым годом я становлюсь все скромнее и смиреннее. Я признаю, что знаю только то, что ничего не знаю, и просто следую за тем, что читаю в глазах детей. А когда ошибаюсь, прошу прощения и пытаюсь сделать снова, правильно.

 

фото из архива Даны Бар

фото из архива Даны Бар

Какие самые радостные откровения о тебе самой принесли твои дети? А какие — самые болезненные?

 

В моих литературных зарисовках в блоге я невольно все время возвращаюсь к мотиву быстротечности времени. И это, наверное, одновременно и самое радостное, и самое болезненное откровение о мире и о себе, приобретенное после рождения детей. Радостное, потому что придает всему, что происходит в жизни, особенную ценность: хочется испить жизнь до дна и не упустить ни мгновения. А болезненное, потому что просто по-человечески всем прекрасным хочется обладать, а это нам как раз и не дано. Дети обостряют эти ощущения и обнажают все то сокровенное, о чем думать особенно не хочется.

 

Другой сложный и одновременно прекрасный момент — это осознание того, что наши дети на самом деле являются абсолютно автономными от нас личностями. Мысль вообще-то очевидная, но по-настоящему это начинаешь осознавать, только когда дети подрастают, и становится ясно, насколько мы порой разные. Легко любить свое отражение в зеркале… Но когда приходит время полюбить автономную от нас личность, часто мы находим себя безоружными, в тревоге и растерянности, потому что все, что до сих пор знали о любви родителя к ребенку, вдруг требует переосмысления и нового подхода.

 

Мне кажется, что дети, как никто иной, учат нас обуздывать свою гордыню, учат терпению и искусству быть проще, гибче, легче, но превыше всего то, что они учат нас любить: не любить «потому что», а просто любить. И это сложнее, чем я когда-либо могла себе представить.

 

Как выглядит обычный день в вашей семье с домашними детьми? Чем он обычно наполнен? Какую роль в домашней жизни играет папа?

 

Режим дня у нас довольно гибкий, вместо распорядка мы предпочитаем рутину, то есть всему есть время и место, но рамки, в которые эти действия попадают, довольно заметно плавают. У дня есть определенный ритм, дыхание — вдохи и выдохи, периоды покоя и периоды активности. Мы все, кроме сына, встаем не по будильнику (муж работает из дома, поэтому утром спешить обычно некуда), иногда нас будит младшенькая, иногда просыпаемся сами. Сын последние полгода решил вставать рано, чтобы больше успевать, поэтому он добровольно заводит будильник, но чаще просыпается сам еще до звонка. Завтракаем все вместе. После завтрака муж уходит в кабинет работать, а сын садится за уроки.

 

фото из архива Даны Бар

фото из архива Даны Бар

Я не сижу рядом с сыном, а просто занимаюсь домашними делами неподалеку, но если ему нужна помощь, то я всегда готова прийти ему на выручку. Пока сын учится, девочки чаще всего развлекаются сами. Средняя дочка занимается по желанию, поэтому иногда даю ей тоже какое-то занятие, но ей все еще нужна помощь, из-за чего ее уроки требуют с моей стороны немного больше планирования. С младшенькой бывает по-разному. Есть простые дни, когда она со всеми за столом лепит или рисует, а есть дни, когда мне приходится ее всячески отвлекать, чтобы старшие могли хоть немного позаниматься в покое и тишине. После полудня у нас обед, а потом свободное время. Дети немного отдыхают, чаще всего смотрят мультфильм, а после этого затевают игру или уходят с головой в свое личное творчество. Сын увлекается оригами, любит лепить из полимерной глины, снимает мультики, много читает и все время полон самых разных задумок. Ну и девочки тоже от него не отстают, скучно им не бывает. Дети ложатся спать до девяти. Сын обычно еще немного читает в постели, а мы начинаем взрослую часть вечера. Наполняемся тишиной и друг другом, иногда смотрим кино, иногда читаем.

 

Днем я занята в основном домашними делами и детьми. Сейчас я еще и учусь, поэтому обязательно на полтора-два часа запираюсь в какой-нибудь тихой комнате и читаю там свои учебники, а муж тем временем берет детей на прогулку или приглядывает за ними дома. Я вяжу, шью и обожаю почти все виды рукоделия. Летом у меня много времени отнимает уход за нашим садиком-огородиком. Сейчас он у нас небольшой, балконный, но даже тут я умудрилась развести очень активную деятельность. У нас растут травы и цветы, многие я заготавливаю на зиму, а из некоторых делаю лечебные масла и мази.

 

Я интроверт, поэтому для меня очень важна возможность перезагружаться в тишине и одиночестве, в этом мне сильно помогает муж. Если он дома и не занят, то всегда может подключиться к домашним делам и помочь мне «подзарядить батарейки». Я где-то писала уже, что за каждой чудо-мамой почти всегда обязательно стоит чудо-муж, потому что в наши дни, когда ожидания от женщин велики, без поддержки и опоры очень сложно везде успеть и нигде не споткнуться. Муж мой и с детьми успевает управиться, и приготовить может, и убрать, и покупки сделать. Таким образом, я могу немного подрабатывать и учиться. Домашние обязанности мы не делим пополам. Мне нравится «принцип ста процентов»: каждый в семье прилагает максимум усилий, чтобы было чисто, красиво, сытно. Однако кое-какие обязанности мы все-таки делим, но не чтобы «было честно», а просто потому, что одно лучше и быстрее получается у меня, а другое — у мужа, и наоборот.

 

Твой старший сын учится дома, не ходит в школу. Как ты пришла к этому решению, как долго к нему шла? Расскажи о плюсах и минусах такого обучения, с твоей точки зрения?

 

фото из архива Даны Бар

фото из архива Даны Бар

К хоумскулингу мы шли довольно долго и издалека. Когда сыну было около года, мы переехали из Израиля в Канаду, мужу пришлось переучиваться, а мне, соответственно, работать. Так что сын пошел в сад, и жизнь наша шла по накатанной миллионами людей дорожке. Однако чем дальше, тем яснее становилось, что сын совершенно не вписывается в систему. К тому моменту я уже понимала, что жить можно и по-другому, но хорошенько изучить наши «опции» фантазии у нас все еще не хватало. На каком-то этапе я стала работать из дома, и вот тут-то и начали к нам в голову забираться всякие «крамольные» мыслишки. Когда сын оставался дома на каникулы и праздники, нам было так хорошо, что мы вообще перестали понимать, зачем куда-то бежать. Несмотря на это, еще почти год сын ходил в вальдорфский детский сад, где тоже не прижился, и, вылетев оттуда с треском, за пару недель до рождения средненькой, мы наконец решили перейти к радикальным мерам и начали планировать домашнее обучение. В планах было попробовать один год, «а там видно будет». Ну, так и пробуем уже шестой год.

 

Преимуществ много… У детей есть возможность получать индивидуальное внимание и учиться в своем собственном темпе. Дети могут следовать за потребностями своего тела: высыпаться, правильно питаться, отдыхать; им не нужно рано вставать и спешить.

 

Остается много свободного времени на чтение и личные увлечения, потому что не нужно делать уроки и тратить время на поездки. Дети учатся понимать себя и имеют возможность выработать свой собственный образ мышления не под давлением общества, а через поиски, пробы, ошибки и личные открытия.

 

Недостатки тоже есть. Например, в необходимости (со стороны родителей) прилагать усилия в создании возможностей и условий для регулярного и качественного общения. Это особенно тяжело родителям-интровертам. Также нужно учитывать, что у обучающего родителя нет ни отпуска, ни выходных, а ответственность, которая на нем лежит, может создавать определенную долю стресса. Родитель находится постоянно с детьми, и очень важно научиться расслабляться и находить возможности для подзарядки при детях. Учеба дома может быть достаточно дорогим удовольствием. Это правда, что есть уйма способов обучаться дома бесплатно или почти бесплатно, но очень сложно обходить соблазны в виде микроскопов, телескопов и дополнительных занятий. При разговоре с родственниками, друзьями и особенно с новыми знакомыми очень утомляет отстаивание легитимности такого выбора, а главное, попытки убедить, что делаем мы это не потому, что кому-то хотим утереть нос, а потому, что это подходит конкретно нашей семье конкретно на данном этапе жизни. Последний недостаток, возможно, актуален только для Канады, но здесь хоумскулинг означает оторванность от служб, на которые можно выйти только через школу и которые помогают детям с особыми нуждами. Например, школа может предоставить бесплатные услуги логопеда. Хоумскулерам приходится такие проблемы решать самим, хотя, вообще-то, и с этим можно поспорить.

 

фото из архива Даны Бар

фото из архива Даны Бар

У большинства людей есть мнение, что мама хоумскулеров — это учительница на дому. Добрая, но все равно учительница. Ты подтвердишь или опровергнешь это мнение?

 

Однозначно опровергну! Одна из главных задач хоумскулинга — это научить ребенка учиться. Как только ребенок начинает понимать, как добываются знания и для чего они нужны, функция родителя как учителя становится минимальной. Большую часть уроков сын делает сам, я только предоставляю поддержку, но не выступаю в лидирующей роли.

 

Дана, расскажи о своих способах восполнения запасов материнской энергии? Что делаешь, если чувствуешь, что начинаешь раздражаться?

 

Я интроверт. Если я начинаю раздражаться, значит, мне нужно побыть одной. Муж обычно очень четко улавливает такие моменты и либо отправляет меня гулять, либо предлагает хотя бы запереться где-нибудь в квартире и посидеть в тишине. Мне, впрочем, как и любому человеку, очень важно иметь отдушины в виде хобби и увлечений, а также время на эти занятия. Я просто обязана что-то создавать руками хотя бы раз в пару месяцев, поэтому домашние прилагают усилия для того, чтобы у меня была регулярная возможность присесть и, например, немного повязать или повозиться с землей в моем садике. Я очень любопытна во всем, что касается домашних искусств и рукоделия, и мне необходимо как воздух пробовать то одно, то другое. Это то, что всегда помогает мне восстанавливаться и подзаряжаться, и если я ощущаю брешь в моральных силах, то тут же тянусь к одному из моих многочисленных хобби. Ну и прогулки на природе всей семьей, это, наверное, главный источник сил. Лес, озера, горы питают и наполняют, и в любое более или менее теплое время года мы обязательно очень много гуляем, просто идем куда глаза глядят, слушаем птиц, нюхаем травы, смотрим на облака, и всю усталость и заботы как рукой снимает. Очень хочется жить поближе к таким местам, чтобы вышел из дома, а за калиткой тропинка, но нам, людям, всегда чего-то не хватает для полного счастья, так что я стараюсь быть благодарной за то, что имею.

Мнение редакции сайта может не совпадать с мнением авторов материалов. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, упомянутой в статьях авторов.