Мамы большого города > Гомеопатия: вопросы новичка и ответы специалиста

15.11.2015

Гомеопатия: вопросы новичка и ответы специалиста

citymoms.ru

Пишем о том, что интересно и важно для сознательных родителей (особенно мам). Естественное родительство, ЗОЖ, психология, интервью с успешными мамами. Подписка на дайджест самого интересного за неделю — внизу статьи.


gomeopat-shariliЭто фрагменты интервью, которое взял у гомеопата Марии Блашкевич ее собственный пациент (программист по профессии) Иван Константинов. Получилось интересно и познавательно, а местами забавно. Материал для тех, кто хочет разобраться, что такое гомеопатия и на что она способна.

 

Есть мнение, что гомеопатия — это какое-то врачевание с помощью травок. Насколько это верно?

 

Есть мнение, что программирование – это какое-то щелканье мышкой, насколько это верно?

 

Если серьезно, то врачевание с помощью травок – это то, чем занимаются фитотерапевты. Гомеопаты работают с приготовленными с помощью разведений и встряхиваний микродозами различных веществ. Трав, минералов, химических реактивов, обычных лекарств, «продуктов больного организма», препаратов животного происхождения и так далее.

 

Есть впечатление, что когда все это начиналось, около 200 лет назад, — гомеопаты испытывали все, что приходило в голову, все, что выглядело потенциально перспективным. Потом некоторые лекарства оказались более актуальными, некоторые использовались менее часто. Препараты растительного происхождения – одна из основных групп лекарств, но далеко не единственная.

 

Однако, простого применения микродоз недостаточно. Гомеопатическое лечение имеет в своей основе еще один критически необходимый принцип. Это лечение подобного подобным. Звучит просто, но в таком виде немного неконкретно, да? На практике это выглядит примерно так. Мы ищем, что и как именно нарушено в состоянии здоровья конкретного человека. Что его ухудшило, или продолжает ухудшать, — и что мы можем сделать, чтобы «починить» это.

 

Как мы это делаем? Здесь, конечно, у каждого гомеопата свой стиль работы, — и техника и подход немного разные. Дальше пишу про то, как работаю я.

 

Мы можем использовать причины этих нарушений. Что произошло, от чего состояние здоровья стало хуже или менее стабильным. Например, несколько самых распространенных групп триггеров, с которыми может работать гомеопат:

 

— стресс, перенапряжение любого рода, эмоциональные травмы;

 

— или когда человек не чувствовал себя хорошо с тех пор, как переболел чем-то, или принимал какие-то оказавшиеся для него неподходящими медикаменты;

 

— наследственность: «У нас в семье у всех астма» и т.п.;

 

— какие-то более редкие необычные «спусковые крючки» проблем, или комбинация, смесь нескольких факторов.

 

Следующим шагом обычно будет вопрос-исследование, как именно этот фактор изменил состояние здоровья. Что и как именно беспокоит, что не нравится, что мешает, что еще не восстановилось, что, где и как именно нарушено.

 

Причины не всегда очевидны, и не всегда однозначны. На этот случай, да и вообще, если в этом направлении работать более удобно, у нас есть вариант исследования нарушений чувствительности и адаптации – ситуаций, когда на что-то слишком сильная или слишком слабая реакция.

 

Когда, например, от небольшого воздействия холода сразу что-то болит. Или когда человек попадает в довольно обычную ситуацию, но она вызывает сильный стресс. Или какие-то странные непонятно почему так устроенные ситуации, например, если голова всегда болит после обеда, или кашель начинается в 3 часа ночи, и тому подобное.

 

В общем, это ситуации, когда человеку заметно, непропорционально хуже (или, наоборот лучше) в каких-то условиях, или в какое-то время, в связи с какими-то событиями. Это показывает устройство такой немного нетрадиционной штуки, которая в гомеопатии называется «защитная система организма». В общих чертах это как раз и есть способность реагировать на болезнетворные факторы адекватно, максимально восстанавливаться после разнообразных стрессов и поддерживать хорошее состояние здоровья. Это основное «место» нашей работы.

 

Моя задача заключается в том, чтобы понять, как устроены проблемы в данном случае, и найти лекарство, которое имеет аналогичную структуру нарушений. Вот такая реализация принципа «подобное подобным» на практике.

 

А можно совмещать гомеопатию и официальную медицину?

 

Можно, если есть реальная необходимость. Например, часто совмещают одно с другим диабетики или люди с болезнями щитовидной железы. В некоторых случаях совмещение проблематично.

 

Из распространенных медикаментов обычно не стоит совмещать гомеопатическое лечение и сосудосуживающие, НПВС, антигистамины, любые виды кремов и мазей для уменьшения высыпаний. Конечно, мы стараемся сделать работу максимально комфортной, и сокращение или отмена медикаментов обычно предполагают использование гомеопатических альтернатив. Но в целом гомеопатическое лечение в некоторых случаях предполагает временный дискомфорт и терпение в отношении неопасных, но, возможно, не очень приятных симптомов. Это заметно отличается от концепции “лечить все даже самые небольшие симптомы”, которая достаточно общепринята в отношении применения обычных лекарств, — и совмещение возможно не всегда.

 

Гомеопатии учатся? Где? Как долго? Если гомеопатия работает, то почему говорят, что это все не правда?

 

Гомеопаты в России — это, в основном, врачи, которые получили небольшое дополнительное образование по гомеопатии. Для того, чтобы практиковать гомеопатию, по закону достаточно прослушать 216 часов лекций. При этом, гомеопатия – это отдельная, почти не пересекающаяся с предыдущим обучением (а часто вступающая с ним в прямое противоречие) наука, — и переключиться на гомеопатические принципы выбора лекарств непросто, а ведь еще надо их освоить, а не только признать их работоспособность. Очень часто люди так и продолжают раздавать «лекарства от экземы» и «от головы», не интересуясь устройством самой экземы, головной боли и общим состоянием здоровья. Собственно, в любой серьезной профессии результат работы человека после двухсотчасовых курсов очевиден.

 

Гомеопатическое лечение выглядит привлекательным тем, что это такие «безопасные сладкие штучки» без побочных эффектов, — это создает обманчивое впечатление, что учиться и разбираться там особо не в чем, назначай что попало, да и все! На практике, конечно, это не так. Результаты работы соответствуют пониманию предмета.

 

Для того, чтобы назначать комплексные гомеопатические препараты, — вообще никакого понимания вопроса и даже 200 часов курсов не нужно. Собственно, это и делают все кому не лень – не вникая в процесс, привлеченные вот этой «безопасностью» и простотой применения.

 

Правда в том, что гомеопатия – это не просто. Она требует и серьезного понимания предмета, и, на мой взгляд, серьезной работы с личными ограничениями по восприятию. Как только у нас есть жесткий шаблон, как устроены определенные проблемы – мы не можем увидеть реальное устройство этих проблем. А как только мы не воспринимаем реальность такой, какая она есть – мы не можем работать эффективно.

 

Откуда берутся гомеопатические шарики? Кто их делает? Из чего? Слышал опасения, что гомеопаты сами готовят все это дома в кастрюльке.

 

Вот, например, хорошая по отзывам московская производственная аптека описывает свою работу.

 

Не дома и не в кастрюльке, конечно. Производство лекарств непростое дело, и хороших гомеопатических аптек не так уж много. Тоже, видимо, требует серьезного отношения к работе.

 

А есть противопоказания? Прием лекарств может быть опасным?

 

Почти никогда, за исключением немногих вполне предсказуемых ситуаций. Они весьма специфические, не распространенные, и речь идет о действительно тяжелых состояниях и нарушениях. С такими состояниями некоторые гомеопаты работают тоже, но нужен специфический опыт, специализация. Обычно, клиенты в таком состоянии если уж пойдут к гомеопату – то в первую очередь эти вопросы обсудят, какой у гомеопата опыт в данном вопросе и насколько хорошо он умеет обращаться с такими симптомами.
Еще вопрос, что такое «опасность» в данном контексте. Ответ выше про то, может ли гомеопатический препарат вызвать повреждение здоровья. На мой взгляд — может, если здоровье уже очень хрупкое. Такие реакции, как обострение или проявившаяся ранее «спящая» наследственная предрасположенность – бывают. Считать ли их опасными для вас? Решать вам.

 

Используются ли при работе экспериментальные препараты? Как новые шарики проходят проверку?

 

Большинство использующихся сегодня лекарств используются в течение последних 150-200 лет. Новые лекарства тоже проходят испытания, хотя и применяются несколько реже. Как новые лекарства проходят проверку, например, вот подробное описание.

 

Разводить шарики или есть сухими?
Решается индивидуально.

 

Есть какая-то статистика по больным? Как часто получается вылечить?

 

Статистика – с одной стороны, штука полезная, и иногда показывает неожиданные стороны процессов. С другой стороны, в ней есть некое обещание: «Наверное, мы вас вылечим». Правда в том, что про каждого конкретного человека это все равно как в анекдоте про динозавра, «или встречу, или не встречу». Прошлые результаты не дают гарантии, — лишь повышают вероятность, и, конечно, показывают уровень профессионализма и прошлого везения.

 

Серьезных с большой выборкой плацебоконтролируемых исследований гомеопатического лечения мне не встречалось. То, что я читала, в основном было либо проведено с использованием небольших групп людей (около 100 человек), либо способ назначения лекарств не выдерживал никакой критики.
На практике, статистика разнится от гомеопата к гомеопату, а также зависит от состояния здоровья клиента.

 

Мы создаем небольшое, но очень точное внешнее воздействие – и смотрим, как меняются процессы, как меняется состояние здоровья. Для того, чтобы это происходило, нужен некий внутренний «движок», потенциал для изменений. Изменения осуществляются не непосредственно лекарством, как если бы вы, скажем, принимали антибиотики, — но с помощью тех возможностей самовосстановления, которые есть у этого конкретного человека. То есть скорость и масштабы изменений очень сильно зависят от того, с кем мы работаем.

 

Источник

Мнение редакции сайта может не совпадать с мнением авторов материалов. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, упомянутой в статьях авторов.