Мамы большого города > Интервью > Оксана Виноградова: “У меня свои способы, которые кому-то покажутся странными…”

03.12.2015

Оксана Виноградова: “У меня свои способы, которые кому-то покажутся странными…”

citymoms.ru

Пишем о том, что интересно и важно для сознательных родителей (особенно мам). Естественное родительство, ЗОЖ, психология, интервью с успешными мамами. Подписка на дайджест самого интересного за неделю — внизу статьи.


heartinessКак преуспеть в совершенно новой для себя сфере? Как начать новое дело на последних месяцах беременности? Как научиться разделять личное и рабочее, если муж — твой партнер в бизнесе? Ответы на эти вопросы знает Оксана Виноградова, которая шесть лет назад основала в Минске компанию по производству слингов. Как все это произошло и почему все именно так — мы расспросили с пристрастием!

 

 

Биографическая справка: главные факты твоей биографии.

 

Меня зовут Оксана Виноградова, мне 32 года. Я с мужем и двумя дочерьми живу в Минске. Мы с мужем вместе 10 лет, и нашим детям 9,5 и 4,5 года.

 

По образованию я тренер-преподаватель физической культуры со специализацией «лыжные гонки». А в настоящее время я уже шесть лет являюсь соучредителем компании «Хартнесс», которая занимается производством слингов, а последние четыре года — еще и производством тканей, сотканных вручную.

фото: Оксана Виноградова

фото: Оксана Виноградова

 

Немного о жизни до и после слингов. Как это было?

 

Фактически жизнь до слингов — это моя жизнь до замужества. До 22 лет я профессионально занималась лыжными гонками, выполнила норматив мастера спорта, была в составе юниорской сборной России. Но с появлением семьи и первого ребенка пришлось иначе расставить приоритеты, хотя спортивные амбиции были серьезными. Сейчас я понимаю, что все сделала верно, и ни единого дня не жалею о своем выборе.

 

Еще во время беременности, в 2005 году, я попала на один ресурс, откуда и почерпнула много полезной информации по уходу за младенцами. В том числе прочитала о слингах. Тогда все это только появилось, ни о каком разнообразии не было и речи: были марки «Велина» и «Баюшка», вот и все. Родилась дочь, я заказала свой первый слинг с кольцами и через полтора месяца после родов поехала из Минска в Саратов на поезде защищать диплом. С ребенком в слинге! В 22 года мы часто очень категоричны, и я не была исключением. Никаких полумер и колясок, только слинг! Я вернулась домой с дипломом и энергией, бьющей фонтаном. Все как-то очень удачно сложилось так, что я оказалась на самой первой слинговстрече, которая проводилась в Минске. Ее организовала моя нынешняя близкая подруга.

 

Вообще, все самые дорогие отношения и люди, которые окружают меня уже 10 лет здесь, в Минске, появились именно с тех слинговстреч в 2006 году. Это удивительно, ведь получается, что именно слинги сформировали мою жизнь после замужества.

 

Потом, после слинга с кольцами, конечно же, был «Дидимос», его в те времена нужно было заказывать сильно заранее и долго ждать. Он был один и носил следующие полтора года мою дочь, а после нее еще примерно пятерых детей моих подруг и знакомых. И до сих пор лежит у меня на полке.

 

Когда же ты решила превратить увлечение слингами в бизнес?

 

По датам можно четко отследить, как все было. В 2009-м, когда дочери исполнилось три года, а мой декрет закончился, и появилось ООО «Хартнесс». Все это было довольно логично, и как-то естественно увлечение постепенно переросло в бизнес. В тот момент конкуренции на слингорынке практически не было. Выбор отечественных шарфов был очень бедным, а импортные били по карману. Мы захотели сделать что-то бюджетное и доступное. И вот уже шесть лет наша стандартная линия недорогих слингов из готового жаккарда пользуется стабильным спросом.

 

фото: Оксана Виноградова

фото: Оксана Виноградова

 

Но в один прекрасный день тебе этого оказалось мало — и ты решила заняться ручным ткачеством (решила ткать те же слинги)? Как это случилось и почему?

 

Я очень хорошо помню цепочку событий, которая привела меня к ручному ткачеству. Конечно, мне как производителю хотелось, чтобы слинговую ткань делали для меня под заказ, но реалии были таковы, что минимальный заказ на фабрике для одного паттерна и цвета — 1200 метров. В один прекрасный день я оказалась на выставке народных ремесел и увидела толстые дерюжные покрывала ручного ткачества.

 

Я тогда была уже сильно беременна второй дочкой, возможно, только поэтому, когда я появилась на государственном предприятии, которое как раз и занималось ткачеством всяких панно и народных костюмов, они не сказали мне жестко: «Нет, мы так не можем». Представь, я повилась с куском черно-белого слинга в руках, абсолютно не имея понятия о том, как это работает и как это создавать. Никто этого еще не делал у нас, это был 2011 год, весна. Во всем мире, как мы знали, были только недоступные «Памир» и «Аппи» (Pamir — шарф ручного ткачества от чешской фирмы Vatanai, Uppymama — канадский производитель слингов ручного ткачества. — Прим. ред.), они были далеко, и в тот момент мной двигало только желание сделать ткань «под себя», а не покупать готовое. И это предприятие тогда пошло мне навстречу, что удивительно: я понимаю это сейчас, зная всю неповоротливость белорусских госпредприятий. Но они перезаправили станки, соткали мне образцы, а потом по моей просьбе еще и изменили плотность.

 

Так что, можно сказать, меня несло в потоке, и я делала все возможное, чтобы подстроиться под его скорость. Первую пряжу я купила в оптовом магазине, это был хлопок, лен и шерсть. Так появились наши слинги — «Альфы» и «Гаммы», а чуть позже и доработанная «Бета».

 

Всеми процессами ты управляла сама?

 

На этом моменте нужно остановиться, так как практически перед самым рождением второй дочери в моем бизнесе кое-что поменялось. Во-первых, я долго думала, но потом поняла, что не справляюсь одна и мне нужен не просто наемный работник, а правая рука. Так мы пришли к тому, что муж стал помогать мне в решении повседневных вопросов в бизнесе. Потребовалось какое-то время, чтобы грамотно делегировать обязанности, но за эти 4,5 года все устаканилось, и мы стараемся не влезать в зоны ответственности друг друга. Хотя негласно я больше начальник в рабочих вопросах. Зато в семье он главнее. Стараемся соблюдать баланс.

 

И еще одна очень важная перемена произошла. Когда затевалось направление бизнеса с ручным ткачеством, то через свою оптовую покупательницу я онлайн познакомилась с девушкой, она оказалась из московской слинготусовки и была в курсе всех слинготрендов на тот момент. Я показала ей образцы ткачества, и она сразу предложила мне свое партнерство в деле. С того момента мы работаем вместе, я в Минске, а она в Москве. Причем первый год мы работали только онлайн, даже в глаза друг друга не видели. И это был весьма продуктивный год!

 

фото: Оксана Виноградова

фото: Оксана Виноградова

Откуда ты получала знания о ручном ткачестве? Как росла в профессиональном плане?

 

Поначалу никаких знаний у меня не было абсолютно! Я приходила на фабрику и задавала вопросы: «А как это работает? А как это называется?».

 

Позже Оля, моя напарница, заказала книги по ручному ткачеству, мы стали их изучать, искать какие-то западные ресурсы с информацией, разбирались в нюансах.

 

Через два года работы с госпредприятиями я созрела для того, чтобы поставить свой собственный станок. У меня уже были необходимые знакомства, я знала, кого попросить, чтобы помогли в налаживании станка. Но все равно это был очень длительный процесс: полгода прошло с момента заказа станка до его запуска. Очень сложно было найти нужное помещение, ткачиху, детали для станка.

 

Ткачиха, которую я нашла, обучалась с нуля! Я ей невероятно горжусь: человек на пенсии, ей 55 лет, она 35 лет проработала ткачом на автоматическом станке, но это же совсем другое. Она начинала с 10 сантиметров в день, а через месяц, помню, звонит мне и кричит: «Оксана, я сегодня соткала метр за день!». Сейчас, по прошествии двух лет, она уже ткет 8–10 метров в день. Но были и такие моменты, когда она плакала и говорила: «Ничего не получается, я не смогу, это трудно». А сейчас я ее в выходные буквально выгоняю домой с работы. Можно сказать, что мы с ней вместе каким-то нюансам обучались с нуля. Как станок заправлять, например.

 

Через полгода после запуска первого станка я заказала второй. Уже под конкретную ткачиху. Я переманила ее с госпредприятия. Это несложно: у нас работают прекрасные мастерицы, но получают мизерные зарплаты. И премии им выдают изделиями. Вторая ткачиха у нас девушка очень активная, работает так, что в помещение посторонние боятся заходить. Она, как уже опытный ткач, нас многим моментам научила. Именно по настройке станка. Кажется, что это же просто деревянный станок, но он как скрипка! Где-то что-то на миллиметр отошло, и это сразу отражается на производстве полотна. Поэтому каждый ткач работает только на своем станке.

 

И вот когда у нас появилось свое собственное производство, тогда мы смогли опробовать все, что хотелось: разную плотность, узоры, градации.

 

фото: Оксана Виноградова

фото: Оксана Виноградова

 

Зачем вообще нужно ткать слинги руками? Чем машинные хуже? Многие слингомамы сейчас, может, впервые у нас тут узнают про такую классификацию. Расскажи научно-популярно.

 

Не хуже, они просто разные! Например, ткань, сотканная вручную, не имеет такой плотной прибивки утка, как машинная. Она более «подвижная», рыхлая. Она в принципе другая. Невозможно дать однозначный ответ, что лучше или хуже. Всё равно, что попросить ответ, что лучше: кожа или замша? Даже в машинных слингах столько нюансов: плотность, состав, плетение, — что уж говорить про рукотканные. Слингомаме, наверное, стоит попробовать и то и другое, чтобы понять. Благо, сейчас в крупных городах организуется достаточно различных встреч, мастер-классов и мероприятий, на которых можно потестировать и испытать разные шарфы.

 

Насколько я знаю, сейчас ты уже далеко не ограничиваешься слингами. Об этом поподробнее, пожалуйста! Что, как, зачем, почему?

 

Верно, дети растут, интересы расширяются. Имея свое производство и интерес к моде, я не могла не попробовать использовать ткань для чего-то большего. Сначала это были шарфы и палантины, сейчас я попробовала пончо и пару моделей пальто из нашей ткани. В планах капсульная коллекция платьев к Новому году.

 

фото: Оксана Виноградова

фото: Оксана Виноградова

Дважды я уже сотрудничала с дизайнером женской одежды Валерией Аксеновой. В первый раз наши платки и палантины дополнили коллекцию одежды AVA by Valeria Aksionava в показе осень-зима – 2014/2015 на Белорусской неделе моды, а прошедшей весной часть моделей коллекции была изготовлена из ткани Heartiness.

 

Дальше хочется еще сотрудничества с другими ведущими дизайнерами Беларуси, а может, впереди и своя полноценная коллекция одежды. Сейчас я пока еще не готова к ней, но не форсирую события. Всему свое время.

 

У тебя такая насыщенная творческая работа! А как находить баланс между материнством и работой? Удается ли его соблюдать? Какие у тебя есть правила и секреты?

 

Я стараюсь в выходные не работать совсем, мы часто путешествуем с детьми. Я не знаю, где этот баланс, для каждого он свой. Стараюсь почаще заглядывать внутрь себя: если есть дискомфорт, то нужно выравнивать его. У меня свои способы, которые кому-то покажутся странными. Я с детьми не рисую и не леплю, не занимаюсь ранним интеллектуальным развитием. Я не знаю, правильно это или нет, мне самой это скучно, поэтому лучше мы покатаемся на роликах или на самокате или съездим в гости все вместе. Или сходим в кино. Кроме того, я не ставлю детей во главу семьи. Дети должны встраиваться в мою жизнь, а не наоборот. Это не значит, что все живут по моим правилам, это значит, что интересы родителей первостепенны в нашей семье, но ребенок всегда имеет право голоса, хоть и второго голоса. Сложнее всего расставлять приоритеты: вот здесь я не могу отвлечься на детей, это действительно важно. А вот это подождет, а я помогу старшей с уроками. Я не могу сказать, что владею этим в совершенстве, но я учусь, учусь искать и находить баланс.

 

Есть ли какие-то лайфхаки, которые помогают тебе быть более эффективной — и мамой, и руководителем? Какие советы по продуктивности ты могла бы дать другим мамам?

 

В силу того, что мне приходится запоминать и решать довольно большое количество разных мелких задач в бизнесе плюс семейные вопросы, на свою память я не полагаюсь. Слишком много мелочей. У меня всегда с собой записная книжка, в которой я с вечера по пунктам расписываю все, что мне нужно сделать завтра. Жесткого графика у меня нет, как правило, четкий план составляется накануне вечером. Одно я поняла точно: чем больше задач, тем больше успеваешь. Бывает так, что в день у меня есть одно дело, и день размазывается, и кажется, что он прошел как-то бесполезно. А когда вычеркнул к вечеру 10–15 пунктов в записной книжке, сразу почувствовал себя мегаэффективным.

 

Что касается детей, то я стараюсь привить им самостоятельность. Если бы я возила детей на несколько кружков, то ни о каком бизнесе не могло бы быть и речи. Поэтому старшая дочь может ходить на что угодно в пределах нашего района. Но сама.

 

Утром она самостоятельно собирается в школу и уходит, пока мы спим. Приходит из школы, обедает и делает уроки, а вечером три раза в неделю у нее тренировка. У младшей пока только детский сад, и до школы я не планирую никаких дополнительных кружков. Я считаю, что не нужно взваливать на себя непосильное. Пусть лучше мои дети не посещают кружок бисероплетения или авиамоделирования, на которые мне нужно будет их возить пять раз в неделю, а я за это время поработаю, и потом мы все вместе поедем и посмотрим новую страну. Как говорит моя подруга: «Чтобы нормально жить, нужно прекратить подкармливать перфекционизм».

Мнение редакции сайта может не совпадать с мнением авторов материалов. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, упомянутой в статьях авторов.