Мамы большого города > Материнство > Воспитание > Первый ребенок. Смысл жизни или новый человек?

30.01.2016

Первый ребенок. Смысл жизни или новый человек?

Камилла Воронкова

Мама двух детей, основатель центра для родителей «Второе рождение». Я организую мероприятия разного масштаба, пишу тексты и просто развиваюсь с детьми (не только со своими).


фото: milkmagazine.net

фото: milkmagazine.net

Вы когда-нибудь пробовали проращивать пшеницу? Увлекательное и полезное занятие. Семена нужно сначала промыть, потом залить водой, семена, которые всплыли — удалить, после — снова залить свежей водой, настаивать 8–10 часов, и воду — внимание! — слить. И ждать, потом снова промывать, и снова ждать, потом снова промывать, и снова ждать. Если же семена оставить в воде, они сгниют, а если оставить без воды, то механизм проращивания не запустится. Удивительно, правда?

 

Процесс проращивания пшеницы напоминает мне чудесный период в жизни, когда в семье рождается первый малыш. Мамы и папы к рождению малыша, как правило, полностью теоретически готовы: как подмывать, как переодевать, сколько нужно спать, чем лучше кормить — подчас они знают это лучше любого педиатра. (Замечали очереди к их кабинетам? Это все те мамочки, которые готовы поспорить.) Вот только как все эти знания применить? Конечно, путем проб и ошибок, поэтому первые дети, как замечают многие родители, испытали на себе все приемы от Спока до Гиппенрейтер (а самые продвинутые — до Оскара Бренифье и Александра Колмановского). С первым ребенком — и в театр с полутора лет; и на балет — с трех; развивающие занятия начинаются еще до рождения (с классической музыки и сказки на ночь для животика); методы Глена Домана по развитию навыков чтения и математики к трем годам уже освоены или, наоборот, заброшены; а еще родителей ожидают минуты отчаяния: «Как жаль, что секция по борьбе только с трех лет!» или «Почему в конный спорт берут только с пяти?». Каждый родитель в какой-то мере через этот этап прошел. И спустя некоторое время вспоминает о нем с иронической улыбкой.

 

А как окружают заботой и вниманием бабушки и дедушки первых внуков и внучек! Найти встречный аргумент на фразу «Вот посмотрим на тебя, когда ты сама будешь бабушкой!» не удается ни одной маме. Поэтому бабушки позволяют малышу многое, покупают подарки, закармливают — в общем, у каждой бабушки свои секреты по передаче любви внукам, поэтому не будем перечислять всех способов.

 

Раньше или позже у ребенка наступает период, когда нужно уже «слить воду» и ждать «проращивания», а воду не сливают, а еще доливают. Вы понимаете, о чем я? Да-да, гиперопека, гиперзабота, с которой вынуждены столкнуться наши милые первые детки.

 

Ребенок — центр. Он — главный. Что происходит с семьей, пока ребенок в центре? Она начинает разрушаться. Ведь венцом отношений в семье являются отношения мамы и папы. Их любовь, их забота друг о друге, их желание растить здоровых и счастливых детей. Задайте себе вопрос: кому вы кладете первому еду на тарелку на семейном обеде? Ребенку? Папе? Или себе? Запомните свой ответ.

 

А теперь вспомните период ваших с мужем свиданий и поцелуев. Кто для вас был важен тогда? Любимый человек. Его чувства, его мысли, его желания вас сильно волновали. Что изменилось? Почему сместился центр? Ребенок — чудо, ребенок — смысл жизни, ребенок — свет в окошке. Вы согласны? А что теперь делать с папой? Кем он является для вас? Помощником в хозяйстве? Еще одним ртом, который нужно кормить?

 

Сложно принять то, что долгое время отсутствовало в головах большинства. Войны, смерти мужчин, нехватка мужской помощи, нищета привели к тому, что женщине пришлось быть кормилицей, «железной бабой», «ударницей труда», а все чувства и эмоции спрятать — и уметь проявлять только с ребенком, либо вообще не проявлять. И забота о ребенке сводилась только к решению бытовых и продовольственных проблем. Родовая память, одним словом.

 

«Что же делать?» — спросите вы. Любить мужа, детей, близких. Но не заботиться об одном лишь ребенке, ожидая потом, что он обязан будет вам что-то вернуть: «лучшие годы», «здоровье», «стакан воды», «влюбиться в приличного парня» или «найти достойную жену». Ребенок ничего не должен родителям. Мы его позвали в этот мир сами, и мы способны ему показать многообразие мира, а не только его стереотипы, «жесткие рамки» и «позицию партии». Ребенку самому становится плохо, когда он в центре. Он начинает болеть, пытаясь вновь соединить родителей хотя бы в общей цели его выздоровления; он выходит из-под контроля, потому что понимает интуитивно, что дальше так жить нельзя; он ищет новые авторитеты, потому что родитель возвышает свой авторитет, подавляя авторитет ребенка. Не всегда все эти нюансы удается узнать, когда находишься внутри самой ситуации. А вот когда настает момент истины, рождается еще одна жизнь.

Мнение редакции сайта может не совпадать с мнением авторов материалов. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, упомянутой в статьях авторов.