Мамы большого города > Материнство > Воспитание > Влияет ли раннее развитие на будущее ребенка?

02.03.2016

Влияет ли раннее развитие на будущее ребенка?

Надежда Железняк

Практикующий психолог, ведущая авторских семинаров по семейной психологии. Неидеальная мама.


фото: pics-zone.ru

фото: pics-zone.ru

Сочинять музыку в три года? Читать в два? Лепить с шести месяцев? А музицировать, оказывается, пора уже в утробе. Даже термин для этого есть — пренапедия. Англичане зовут это prenatal learning («обучение до рождения»). Зачем терять целые месяцы в утробе мамы, когда уже можно начать воспитывать если не гения, то студента Гарварда?

 

Начнем с уточнения терминов. Ведь большинство споров вокруг «раннего развития» происходит по причине того, что каждый под этим понимает что-то свое. Здесь мы говорим о раннем развитии как об интенсивном развитии интеллектуальных способностей ребенка (от рождения до периода обучения в школе), направленном на опережение навыков своего возраста.

 

Конечно, с малышом необходимо контактировать, общаться, заботиться о нем. В этом процессе участвуют и мамины нежные руки, которые дают малышу поддержку не только физическую, но и психологическую. Это и знакомство малыша с окружающим миром, когда мы с годовалым ребенком делаем домики из шишек и веточек. Это и походы в музей, где он впервые узнает, что самую обычную клубнику художники видят по-разному.

 

Одним из главных понятий детской нейропсихологии является понятие гетерохронии развития. Оно означает, что разные структуры детского мозга и психические функции созревают с разной скоростью. Следовательно — достигают полной зрелости на разных этапах развития. Каждая психическая функция имеет свой цикл. Он включает в себя сенситивную фазу быстрого развития и период более медленного формирования. Таким образом, с нейропсихологической точки зрения, сенситивность означает достижение теми или иными мозговыми центрами того уровня зрелости, при котором резко возрастает их чувствительность к соответствующим воздействиям среды. Так и появились определенные «правила» развития. Например, то, что ребенок идет в школу в возрасте около семи лет.

 

А теперь представим, к чему может привести нарушение законов гетерохронии развития. То есть обучение чтению «с пеленок» или математике с трех лет. Получается, тем самым мы создаем нагрузку на незрелые, не готовые к принятию этой информации структуры центральной нервной системы ребенка.

 

В конце 1980-х годов в нашей стране было проведено широкомасштабное исследование, в котором приняли участие 50 тысяч детей шестилетнего возраста. Их начали обучать школьным программам еще в садике. Перед началом эксперимента имели нормальное физическое развитие 95% детей. После обучения у 92% детей снизился вес, у 25% — гемоглобин в крови, у 48% ухудшилось нервно-психическое здоровье. Более 50% детей тяжело адаптировались к новым условиям, и в конце года около 38% учащихся были отчислены из-за психоневрологических отклонений (Л. А. Парамонова, К. В. Тарасова, Т. И. Алиева, 2005 г.).

 

Подобный эксперимент был проведен в 1970-х годах в Германии. Для этого сравнивались выпускники 50 детских садов раннего обучения с выпускниками 50 детских садов, где главный упор был сделан на свободную игру и социальное взаимодействие. Несмотря на начальное небольшое превосходство по интеллектуальным тестам учеников первой группы, к четвертому классу они показывали значительно худшие результаты, чем те дети, которые в садике проводили время в играх и общении. Особенно значительным был разрыв в математике и чтении, а также в эмоциональных и социальных навыках. Подробнее об этом — у Линды Дарлинг-Хаммонд и Джона Снайдера («Изучение учебных программ и традиции исследований: научная традиция»,1992 год).

 

Множество научных исследований мозга и психики младенцев породило целое направление активной стимуляции мозга ребенка на протяжении первых трех лет жизни. Отовсюду мы слышим, что «после трех уже поздно». В Америке даже вышло несколько государственных программ, где активно рассказывается о том, как стимулировать развитие мозга малыша. Ученые тем временем приступили к новым исследованиям, которые посвящены развенчанию мифа о «первых трех годах», ведь наш мозг продолжает меняться и обучаться в течение всей нашей жизни.

 

Важным вопросом является целесообразность такого раннего обучения. Есть ли разница в том, когда ребенок начал читать — в три или в семь? Людмила Петрановская в книге «Если с ребенком трудно» приводит интересные данные: в результате одного исследования выяснилось, что дети, которых научили читать в четыре года, и дети, которых научили в семь (кстати, гораздо быстрее), к восьми годам читают абсолютно одинаково. Не отличишь: психологи специально проверяли.

 

Тогда возникает закономерный вопрос: зачем идти на опережение? Раннее развитие необходимо ребенку или родителям? Логика здесь бывает примерно такова: «Если мой ребенок в три года начал читать, то я — хорошая мама». Ведь среди нас так много бывших отличниц, которые очень хотят заслужить еще одну пятерку и быть «хорошими девочками». То есть «идеальными» мамами, чтобы их дети были самыми-самыми. Тем более что социальные сети подарили нам целую культуру «прилизанной» жизни, где у каждой мамы чадо умеет «это, а еще вот это».

 

Конечно, это далеко не все психологические причины увлечения современного общества «ранним развитием». Однако самым главным смыслом занятий с нашим малышом по-прежнему остается удовольствие от нашего контакта, от изучения друг друга и мира вокруг нас. Каждый ребенок уникален, поэтому для родителей так важно прислушиваться к малышу, видеть его потребности. Именно его реакция — лучший способ понять, верным ли путем мы идем. Не слишком ли ускоряем шаг?

Мнение редакции сайта может не совпадать с мнением авторов материалов. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, упомянутой в статьях авторов.